Παγκράτιο (mu_pankratov) wrote,
Παγκράτιο
mu_pankratov

Categories:

Епископ всея Сибири Мефодий

Оригинал взят у konst_ranet в Епископ всея Сибири Мефодий
Решив собирать в своем журнале материалы разных времен, касающиеся наших мест, я предполагал, что подбираться они будут в том виде, в каком они были когда-то опубликованы, без обработки современными исследователями. Эти материалы разные по своей идеологической направленности, в зависимости от времени и строя, в котором проживают авторы, а также их личных симпатий и антипатий. Пусть читатель сам делает выводы.
Сегодня будут представлены отрывки из статьи С.Д. Беликова «Старообрядческий раскол в Томской губернии (по судебным делам)» изданной отдельной брошюрой в 1894 году в Томске. Это было время сильных гонений на старообрядцев.
Заинтересовала меня эта статья тем, что часть событий происходит именно в тех населенных пунктах Бийского уезда Томской губернии (ныне относятся к Восточному Казахстану), где в XIX веке проживала часть моих предков, и они вполне могли быть свидетелями, а может и участниками этих событий…


Юго-запад Бийского уезда 1821 г.
Юго-запад Бийского уезда Томской губернии на карте 1821 года


север Вост-Каз. области 1987 г.
Эти же места на карте Восточно-Казахстанской области 1987 года

Автор настоящей статьи имел возможность ознакомиться с целою сериею раскольничьих криминальных дел, состоявших в производстве Томского Губернского Суда с 1878 до 1892 года, включительно.

Томский старообрядческий раскол состоит из поповцев, приемлющих австрийское священство, и из безпоповцев поморского и отчасти федосеевского согласия. Говоря об организации австрийской поповщины, прежде всего наталкиваемся на следующий любопытный факт: в недавнем прошлом томские поповцы имели своего лжеепископа, который вдобавок назывался епископом всея Сибири. Это звание принадлежало крестьянину деревни Выдрихи – Михаилу Михайлову Якимову.

Выдриха находится в полосе тех многочисленных, расположенных по Алтаю селений, которые были основаны в прошлом столетии раскольниками – выходцами из Стародубья и Ветки. Многие из потомков этих давних насельников Сибири в первой половине текущего столетия приняли единоверие и образовали в Бийском Алтае целый ряд единоверческих приходов. Выдриха вначале вошла в приход села Секисовка. Есть указание, что Михайло Якимов когда-то был также на стороне единоверия. В 1846 году вместе с другими сельчанами-единоверцами он ходатайствовал перед начальством о перечислении родной деревни из Секисовского в более близкий по расстоянии к Выдрихе, Шемонаихинский приход.

Но в 50-х годах Якимов уже состоял под судом за совращение в раскол 12 семей. За недостаточностью улик, суд оставил Якимова в сильном подозрении. «Подозрение» нисколько не смутило его и не вразумило. Роль расколоучителя он смело продолжает дальше и достигает звания раскольнического попа. Вероятно, в этом звании Якимов пожелал принять монашеское пострижение и был назван именем Мефодий.

Ревностная деятельность Мефодия в пользу древнего благочестия, его относительная начитанность привлекли к нему внимание воротил русского раскола, и в октябре 1885 года он уже был облечен величием архиерейского сана с титулом епископа Пермского и всея Сибири. Возможно догадаться, что и сан, и титул Мефодий унаследовал от бывшего до него лжеепископа Сибирского Савватия, который незадолго перед тем жил в Тобольских пределах, наставил там много попов, между прочим, и для томских старообрядцев. Но от кого именно Мефодий получил посвящение - неизвестно.

Во все продолжение судебного следствия, возбужденного по обвинению Мефодия в распространении раскола, он ни словом не обмолвился насчет обстоятельств своей хиротонии. Напротив, в его словах усматриваем желание представить дело так, что никакой хиротонии над ним и не было, что сначала попом, а затем епископом старообрядцы называли его независимо от посвящений, так просто, по взаимному согласию, уважая его имение справлять духовную службу.


В действительности от старообрядцев шла молва, что за посвящением на архиерейство Мефодий ездил в Москву. Из Москвы он вернулся в ту же Выдриху, где протекала его предшествующая жизнь. Но Выдриха слишком глухое и скромное местечко, чтобы служить резиденцией такого важного лица, как епископ всея Сибири.

Старообрядцы сознавали это и решили было перевезти Мефодия в Барнаул. В Барнауле готовились к торжественному приему лжеиерарха. Переезд не состоялся, вероятно потому, что во время затянувшихся переговоров по этому поводу, о Мефодии началось следственное дело, повлекшее за собой распоряжение о передаче подсудимого особому полицейскому надзору.

В Выдрихе и во всем окружном старообрядческом мире, прибытие новопоставленного епископа вызвало необычайное оживление. Прибытие состоялось перед праздником Рождества Христова. Во дни этого большого праздника, как и в следующий за ним праздник Богоявления, деревня переполнилась богомольцами. Каждому из окрестных старообрядцев было лестно побывать на богослужениях доморощенного владыки. Богослужение проходило в обширной моленной, где была расставлена походная шелковая церковь. Мефодий одевался в полное, блиставшее новизной, архиерейское облачение и служил при участии лжедьякона из местных же крестьян. Пели на обоих клиросах певчие из мужчин и женщин.

После ряда богослужений в родном селе, Мефодий пожелал отслужить в соседних деревнях: Большой Речке, Быструхе, Пихтовке и Александровке. В последней богослужение вышло особенно торжественно, так как за этим служением Мефодий, кажется, в первый раз воспользовался своим мнимым правом на совершение тайны священства. Был поставлен в попа крестьянин д. Александровка – Афанасий Бояринов. Да везде богослужение производило сильное впечатление, поражая присутствующих невиданностью церемоний и красотой архиерейского облачения.

«На епископе-то шапка какая, вся в золоте и крестах. А ризы? Ризы и сказать нельзя, как хороши,» - выражал свой сладостный восторг один из крестьян деревни Быструхи. Сам Мефодий называл свое служение святолепным и двери моленной широко отворял не только для раскольников, зазывая на святолепную службу без всякого различия.

Открытая и свободная деятельность лжеепископа воодушевила старообрядцев мыслию, что в религиозных делах им дозволено теперь все, что начальство признало их веру правой. Руководствуясь этим соображением, они без стеснения вынесли из устроенной в Выдрихе единоверческой часовни, все церковные вещи в моленную Якимова, часовню заперли и ключ передали лжедьякону. Единоверцы не возражали, как бы, не находя в действиях старообрядческих односельчан ничего произвольного, и ничего противозаконного.

Мефодий продолжал служить в Выдрихе неопустительно каждый воскресный и праздничный день, ставя за своими служениями попов и диаконов для своей многочисленной паствы. Он же самолично исправлял и частные требы, опять без разбора, для всех, кто бы к нему за этим делом не обратился. Законом строжайше воспрещено раскольническим наставникам совершать требоисправления для людей, не принадлежащих расколу.

Но для Мефодия это запрещение как бы не существовало. «Какой я буду пастырь, если буду отталкивать от себя приходящих ко мне,» - говорил лжеепископ одному из единоверцев, явившемуся к нему с просьбой о повенчании сына. Мефодий повенчал. Повенчаний наряду со старообрядческими единоверческих пар в его моленной было произведено очень много.

В документах, которыми пользуемся, говорится преимущественно о деятельности Мефодия в Выдрихе и окрестных деревнях. Но понятно, что влияние епископа, поставленного для старообрядцев всей Сибири, не могло ограничиться таким малым районом. За недостатком материала мы не имеем возможности очертить это влияние во всей его полноте. Среди документов, относящихся к Мефодию, имеется его пастырское послание, адресованное старообрядцам австрийского согласия, имеющем жительство в отдаленном Якутске. Достаточно видеть одно лишь это послание, чтобы видеть до какой степени смело и широко Мефодий раскинул свою пастырскую юрисдикцию.

Мефодий успел отправить своего монаха в Якутск, получал через него сведения о жизни тамошних старообрядцев, делал предложения и предупреждения, по смыслу замеченных в ней недостатков. Все это с неопровержимостью доказывает, что титул епископа всея Сибири он носил далеко не напрасно.
           
           Пастырское послание епископа всея Сибири Мефодия
      
      
              
                        Господи Iсусе Христе, сыне Божiй, помилуй нас.
Милостивому Государю Амосу Лукичу Борисову и всему вашему боголюбивому обществу.
Предпосылаю мир Божий и наше архипастырское прощение и благословение, на веки нерушимое. За сим уведомляю Ваше боголюбие, что посланный к вам на время для исправления ваших духовных нужд священноинок отец Виталий нам вторично пишет, что у вас стоит ужасный голод: ржаная мука 5 рублей пуд. А вы прихожане о нем (т.е. Виталии) никакой заботы не имеете.

Ему же кроме обязательного духовного дела, приискивать ремесла себе не приходится. Вы же его совсем забываете. Потом он жалобится на вас, что один правит и за попа, и за причетника. Сам дрова носит, сам топит молельную и келью.
Дал ему Анисим Михайлов Кушнерев в августе три пуда муки, и с тем он должен у вас и зимовать. А он просил у вас, прихожан, по 1 пуду на месяц, но от вас и этого к нему не оказалось.

Он пишет затем, что у вас в обществе есть один человек, в попы годный, но по вашему нерадению минуло уже два года, а у вас все недостатки доставить его на рукоположение к нашему смирению. Итак видно, и всегда у вас будет недоставать на прогоны. Посему предписываю вам: с получением этого письма поиметь наблюдение о содержании священноинока Виталия и прислать на рукоположение человека, которого укажет Виталий.

А в случае вашего непослушания и непокорения он, отец Виталий, от вас уберется и будете жить, как безсловесный скот, чего вам не желаем. Прошу принять всевозможные меры для содержания  при себе другого белого попа, который бы мог исправить у вас 6-ю тайну бракосочетания, так как священноиноку св. правила запрещают браки венчать, как равно мирскому, т.е. белому попу инока постригать.

А еще доносят нам о вашем пребывании, что вы брачитесь в близких степенях родства. Один из вас взял жену, которая ему приходится в 4-й степени родства. Так обраченных церковь Божия в общение не приемлет, дондеже брак не распутится – виновные в церковь Божию (по правилам) да не внидут, их приносы на свещи и просфоры не приемлются. От такого беззакония прошу вас всех вообще оберегаться. Призывая на вас милость Божию, шлю искреннее приветствие и желаю от Христа всех благ.

Смиренный Мефодий, епископ Томский.
Выдриха.
23 октября 1887 г.


Из газеты «Сибирский вестник» № 131, 1893 года мы можем узнать следующее…
За публичное отправление богослужения по раскольническому обряду, за венчание по тому же обряду, с целью увлечения в раскол последователей единоверия и вообще за деяния, направленные к распространению раскола, определением Сената от 15 сентября 1892 года крестьянин Михайло Михайлов Якимов (Мефодий) приговорен к лишению всех прав состояния и высылке на поселение в отдаленнейших местах Сибири.

Но епископ не захотел подчиниться правосудию. Заранее прослышав о своей законом определенной участи, он решил уйти из Выдрихи в самую глубь и глушь Алтая, где скрывался, тщательно оберегаемый своими приверженцами.
Долго розыски преследуемого оставались без всякого успеха. Наконец в сентябре 1893 года убежище Мефодия удалось открыть заседателю г. Смоленскому.

Оказалось, что бежавший лжеархиерей затаился в верховьях реки Убы, вытекающей из Алтайских Карагонских белков. Здесь радетели выстроили для него избу в глуши дремучего леса. При аресте Мефодия заседатель нашел у него печать с вырезкой слов: «Божией Милостию Томский епископ Мефодий», и с изображением на средине благословляющей руки в виде старообрядческого двуперстия, архиерейские облачения и шелковую походную церковь. Мефодий был взят и препровожден в Бийский тюремный замок.


А вот какую информацию о судьбе епископа Мефодия я нашел в современном источнике
Томский епископ Мефодий был арестован в 1893 г. в Бийском уезде, Томской губернии. При аресте его обстригли, отобрали все вещи и самого заключили в тюрьму, обрядив в арестантское платье. После долгого томления в тюрьме он был приговорен судом к лишению всех прав состояния и к ссылке в Восточную Сибирь.

Закованного в кандалы старца-святителя гнали три тысячи верст до места ссылки. Спустя некоторое время здесь он был снова арестован и заключен в иркутскую тюрьму: за ним найдено новое тяжкое преступление - он рукоположил здесь священника для одного старообрядческого прихода. Его сослали еще дальше, в сибирскую тундру, в Вилюй, где обитают только дикари, прокаженные да звери.

Здесь он и закончил свою страдальческую жизнь в 1898 г. Через десять лет якутские старообрядцы исходатайствовали разрешение на перенесение останков епископа Мефодия и погребение их в г. Якутске. По установленному чину было совершено это перенесение, гроб и тело почившего мученика оказались вполне сохранившимися.


Tags: Алтай, сибирь, старообрядцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments