Παγκράτιο (mu_pankratov) wrote,
Παγκράτιο
mu_pankratov

Category:

Американские очерки. Том 2: Аляска. Ч.2: Николаевск-на-Аляске как кладбище Русской Идеи

Перепащиваю интересный взгляд на староверцев Аляски...

Оригинал взят у bratya_zabaday в Американские очерки. Том 2: Аляска. Ч.2: Николаевск-на-Аляске как кладбище Русской Идеи

       Старообрядцы Аляски отличаются от прочих американских староверов тем, что живут отдалённо от городов, в сёлах. Такая возможность привлекла их в бегстве из Орегона и Бразилии – стремление к обособленности, к построению своего «русского мира», где каждый мужик сам себе господин. Так они делали во всех местах своего гнездования: и в Австрии, и в Турции, и в Китае. Получилось ли у них обособиться на Аляске? Разберёмся.

Из Анкориджа до городка Хомер мы добирались на такой вот аэромаршрутке:


Под нами чась русского мира? Или уже нет?




Во время полёта сложилось ощущение, что все пассажиры знакомы друг с другом. Они ощутимо ёрничали над нами, однако добродушно. Полёт проходил минут 40. В Хомере нас уже поджидала Нина Фефелова, с которой мы переписывались уже 15 лет. Именно тогда, 15 лет назад, когда я только начал с ней переписываться, у меня возникла идея этой экпедиции. 15 лет я её вынашивал. А когда родил, оказалось, что и староверы, и сама Нина стали совсем другими. До Николаевска Нина нас отвезла за плату - это было первой символической характеристикой объекта. Но разберёмся по порядку.

Историческая и религиоведческая справочка
Первым пунктом нашего путешествия было село Николаевск, основанное в 1968 году выходцами из Орегона. При содействии Толстовского фонда (с XIX века активно переселявшего в Америку всяких религиозных отщепенцев типа хлыстов или пятидесятников) и аляскинских властей (заинтересованных в те годы в освоении региона) старообрядцам выделили большой кусок земли, помогли провести дорогу, электричество, выдавали повышенные квоты на рыболовство. Рыбалка у староверов вытеснила традиционное сельское хозяйство – возможно, это и было причиной их будущей духовной деградации. Они вкусили возможности быстрого и лёгкого заработка, приобретения благ американского образа жизни («американы»), мобильности и свободы. Никто не ограничивал их в правах, не вынуждал не поднимать глаз от сохи, не вмешивался в их старательно сбережённые старинные богослужения. Вот они и расслабились… Возможно, именно отказ от осёдлого сельскохозяйственного образа жизни стал первопричиной дальнейшей модернизации староверческого сообщества.
Все православные старообрядцы делятся на две категории: поповцы и беспоповцы. Беспоповцы – самая большая и идейная группа – в момент обновления церковного богослужения патриархом Никоном в XVII веке посчитала, что рухнуло всё православие, т.к. по мнению дораскольных русичей истинное православие сохранялось только на Руси, а все малороссы, греки, сербы и болгары давно впали в ересь. И вот, последний бастион истинного православия начинает принудительно модернизироваться патриархом и царём, становясь единым с «еретичествующими» лжеправославными Востока. Это и замена изначального двуперстия на троеперстие, и множество иных символических изменений богослужения, имевших для православных того времени высшее значение: либо душеспасительное, либо погибельное. А что будет после того, как падёт последний оплот истинной веры, последний Рим? Правильно, пришествие антихриста. А в антихристовы времена осквернена вся реальность, находящаяся за порогом последних старообрядческих («древлеправославных») церквей и домов. Отсюда – знаменитые старообрядческие загибоны насчёт разбивания стаканов, из которых дали напиться чужаку, насчёт подметания порога после ухода незваного гостя, насчёт «отмаливания» продуктов, купленных на рынке. Антихрист воцарился – значит, больше не может быть настоящих священников. Значит, не может быть ни причастия, ни исповеди, ни венчания. Выживай, как можешь. Главное – не «замирщайся»: поскольку святынь и таинств больше нет, ничто не может очистить тебя от прилипшей скверны, греха и порока. Поэтому надо как огня беречься и общения с неверными, и всего, что ими произведено – в особенности, продуктов питания (мы все знает огромную роль гастрономических предписаний и ограничений в православии). Только многочасовая молитвы по старому (дораскольному) чину и полное замыкание общины на самой себе позволят ещё как-то выжить в антихристовом мире. Так размышляли и поступали беспоповцы.
Вторая категория – поповцы – были идейно более либеральными. После того, как патриарх Никон и царь Алексей Михайлович уничтожили всё старообрядческое духовенство (включая знаменитого Аввакума), церковь не исчезла – она просто перешла в некое «подвешенное» состояние. Антихрист не пришёл, в мире продолжает оставаться святость – надо только её найти. И поповцы всюду искали «благочестивое священство», предпринимая экспедиции в Египет, Японию, на Кавказ. И, естественно, старались переманивать священников от «никониан», используя как увещания, так и вполне меркантильные посулы. Были и попытки переманить к себе «никонианского» епископа, чтобы он мог рукоположить для старообрядцев эксклюзивных священников и своих преемников – «своих» епископов. Одна из таких попыток увенчалась успехом в 1846 г., когда в Австрийской империи от православной церкви Константинопольского патриархата к староверам присоединился босно-сараевский митрополит Амвросий (По́пович). Амвросий поставил для староверов собственных священников и своего преемника-епископа; возникла собственная старообрядческая церковная структура – «Древлеправославная Церковь Христова». Дело было в селе Белая Криница, поэтому это сообщество так и стали величать – белокриничанами. К ним присоединились не все поповцы, некоторые создали в ХХ веке альтернативную церковь – «новозыбковскую». Итак, сегодня в мире есть две поповских старообрядческих церковных структуры: белокриницкие и новозыбсоквские. Естественно, как и всякие порядочные староверы, они убеждены в полном вероотступничестве друг друга и в ограниченности всего мирового православия рамками собственной юрисдикции. На то они и старообрядцы. Ну а беспоповцы для поповцев – вообще злейшие противники, равно как и наоборот. Хуже – только «поганые никониане», «извратившие веру Христову».
Таким образом, речь шла о верности смыслу слова «православие». Православие (по-гречески – «ортодоксия» – «доскональность», «исключительность») изначально предполагает монополию на полноту истины и правильности христианства. И если в католичестве этот монополизм выражен в фигуре римского папы, то в православии – в само́м вероучении. А поскольку вероучение – вещь зыбкая (словами отца церкви Тертуллиана, «верую, ибо абсурдно»), для кристаллизации веры недостаточно просто всем сообща собраться на какой-нибудь Вселенский Собор – враги-то тоже свой собор соберут. Поэтому нужен тот, кто защитит, – царь-батюшка. На Первом Вселенском соборе председательствовал император Константин, формально будучи ещё язычником. Отсюда – прислужническое отношение православных к государственной власти во все времена.
Но в момент церковного  раскола XVII века обновленцы-«никониане» оттеснили традиционалистов-«раскольников» от царского тела, обрекши на вечное изгнанничество и бесперспективные попытки в местах своего обитания выстроить «правильную Русь Святую». Староверы неоднократно пытались перехватить власть, но в итоге откочёвывали всё дальше и дальше от обжитых мест, колонизируя Сибирь и Дальний Восток. А с приходом к власти безбожников-коммунистов они отодвинулись ещё дальше – в Китай и Монголию. Но в 1950-е маэзцэдуновские коммунисты, захватившие власть в Поднебесной, вынудили русских староверов убраться восвояси из Китая. При поддержке множества «еретических» международных организаций (о чём староверы не любят распространяться) они перебрались во многие страны Латинской Америки, где во множестве проживают и доныне. А оттуда – в вожделенную Северную Америку (штаты Орегон, Пенсильвания, Вашингтон).


Важно отметить, что североамериканские староверы были беспоповцами, но особенными – «часовенным» согласием. Они были не принципиальными, а «нечаянными» беспоповцами. Они не считали, что в мире воцарился невидимый антихрист, осквернивший небо и землю. Просто у них поумирали старые попы́, а новых не удавалось заполучить. Хотя попытки продолжались; даже с Аляски корреспондентским и визитёрским путями искали староверы для себя священство по всему православному миру. И в 1983 году нашли – решили присоединиться к «белокриницкой» иерархии, рукоположив в Румынии николаевца Кондрата Фефелова в священника. Это было самым главным событием в жизни аляскинских староверов. Две большие группы староверов – поповцы и беспоповцы – имеют внутри себя бесчисленное множество различающихся по вероисповеданию групп – согласий. Как и положено у православных традиционалистов, каждое согласие (охватывающее порой лишь полдеревни) мнит себя полнотой Церкви Христовой, а всех остальных – еретиками. Ну а между поповцами и беспоповцами вообще стоят непреодолимые ментальные преграды, обусловленные вопросом: воцарился ли в мире антихрист? Осквернено ли всё мироздание или есть ещё возможность спокойной и благочестивой жизни? Близок ли Страшный Суд или ещё поживём покамест?
И тут некоторые из жителей Николаевска становятся поповцами, а остальные (около 70 %) остаются на беспоповских позициях. Притом поповское меньшинство принадлежало к богатой верхушке николаевского сообщества. Можешь представить, читатель, что начало происходить в этом селе? Учитывая, что все они были потомками четырёх семей, три из которых – родичи. Они не просто прекратили общаться и здороваться – началась форменная гражданская война!
Как следствие, многие беспоповцы решили перебраться на юг полуострова Кенай, в окрестности городка Хомер. Поповцы возобладали в Николаевске. Так и получилось, что Николаевск – почти полностью поповский посёлок, а деревни южного Кеная – беспоповские. А дальше началось самое интересное. Но отвлечёмся на картинки, дабы романтические защитники староверия не обвинили нас в огульном очернении их последних надежд.

Николаевские старообрядцы и старообрядчество по-американски
Первый снимок - дома у Фефеловых, где мы жили на гостиничных условиях. Символическое сочетание древлеправославного креста и типичной коллекции бейсболок, каковая имеется у всякого порядочного америкоса:


Никольский храм. Построен взамен сгоревшего в самый разгар битвы с беспоповцами:



Аляскинская осенняя природа:

Надо отметить, что зимняя природа немногим отличается от осенней. Кенайский полуостров находится под воздействием т.н. "аляскинского феномена": несмотря на северные широты, здесь относительно тепло, потому что горы защищают от северного холода и не отпускают тепло океанического течения. Количество солнечных дней в году - больше, чем на Сахалине. Так что фермерством вполне можно заниматься. Можно было бы.




Вид на Николаевск с кладбища - самой высокой точки:


Дионисий и Нина Фефеловы:

Дальше будут представлены дома и улицы Николаевска. Пусть благоразумный читатель сам делает культурологические и религиоведческие выводы:



Единственное место, где мы увидели жалкое подобие животноводства, и самый бедный дом в селе:


Последствия междоусобицы поповцев и беспоповцев:


Одного из обладателей подобной жилплощади мы впоследствии встретили работающим продавцом в супермаркете в Хомере. С бородой и в форменных фартуке и кепке.


Теперь - на волне рурализации (постиндустриальной противоположности урбанизации) - сюда начали потихоньку стекаться жить и американские американцы. Вот домик одного такого:



Долгостроящийся новый храм (зачем он нужен, если действующий заполняетя по большим празникам лишь на треть, мне никто не ответил):



Староверы жадно и неразборчиво впитывают американскую повседневную и бытовую культуру:



Типичное старообрядческое авто:


Местные американцы с ужасом и восхищением рассказывали, что у "русских" столько денег, что они единственные покупают такие машины за "кэш", т.е. не в многолетний кредит, как обычные граждане.

Только в старообрядческом мирке мы видели около домов помойки, состоящие из старых и на вид целых автомобилей. Это вам не Россия, где и ездящие машины могут общипать за ночь:


Пожарная станция:


Почта - такой же гибрид универмага и собственно почты, как и у нас:


Почтовая работница - старообрядка. Она в сарафане и кичке - головном уборе замужней женщины. Сильно стилизованном и упрощённом (изначально он выглядел как мусульманский хиджаб):


А вот здесь у николаевского старообрядчества было уничтожено будущее. Муниципальная средняя школа:


Ещё одно брошенное жилище:


Дизайн дома охотника:



Не все беспоповцы сбежали на юг из Николаевска. Несколько экстремалов и дисседентов осталось. Это их молельня (ведь не надо объяснять, почему беспоповец ни за что не зайдёт в поповский храм?):


Аляскинские американцы щедро отдают дань (вместо нефти) аборигенам и их культуре. Неразборчивые староверы заимствуют всё от американцев:


Дворец настоятеля - первого деревенского богача - священника Николы Якунина:



А это скромное бунгало деревенского старосты - священникова брата Виктора Якунина:


Сам (самый умный и продвинутый старообрядец):


Открытый и доброжелательный отец Василий - дьякон местной церкви:


В общении - такой же, как и на фото. Всё, что есть дома, - взято в кредит или одолжено. Один ребёнок... Но это единственная семья, где дитя худо-бедно учат русскому языку. Причём посредством... мультика "Маша и Медведь" - единственного известного в Америке примера современной русской культуры. Дочка дьякона смотрит без перевода, но с нами по-русски не говорила - стеснялась. Сам отец дьякон, несмотря на то, что мы только что видели его за службой в Никольском храме, по-русски говорит плоховато, хотя очень старается. Он - один из немногих наших сверстников, кто вообще знает русский язык.
Дьякон был первым из двух, кто пригласили нас в гости. Накормил и немножко напоил. При нас его супруга собралась и поехала на работу - естественно, на собственной машине.

Далее - одно из достопримечательностей деревни - "кафе" Нины Фефеловой:


Главный местный способ убийства эстета – «кафе» хабаровчанки Нины Фефеловой, невестки первого николаевского священника. Когда из ностальгических побуждений некоторые николаевцы гуманитарно помогали строить старообрядческий храм в Хабаровске, Нина вышла замуж за поповича Дениса Кондратьевича и перебралась на Аляску. Здесь она стала преподавать русский язык в школе, доведя этот предмет, по мнению местных жителей, до полного разорения. Попутно она занялась суетливой деятельностью по собиранию и продаже русской экзотики. В её магазине есть вообще всё (как в сахалинских ларьках «Атое» в 1990-е), что хоть каким-то боком может стоять рядом с русской культурой. Всё – в огромном количестве и по баснословным ценам. Даже с нас, гостивших у неё и знавших её по многолетней переписке, она умудрилась содрать большие деньги за ненужные книжки и «донэйшн», и содрала бы ещё больше, если бы мы не пошли на прямой конфликт.
Жалея читателя, размещаем совсем мало фоток этого чисто современно-российского царства дурновкусия:



Хозяйка тщательно собирает и демонстрирует вырезки из прессы о своём экзотическом мирке:



Америка есть Америка - эстетично тут всё:



Девки в сарафанах ходють по улице - точнее, перебегают от машины до машины (пешком в Америке ходить неприлично):


Девочки в сарафанах приехали из школы на квадроцикле - местном детском транспорте:


Старовер Кейси (т.е. Калистрат) играет с сыном Кирилом:


Единственный русско оформленный дом, притом самый старый из сохранившихся:


Межкультурный кентавризм:


В завершение нашего пребывания мы нанесли визит вдове первого николаевского священника Конрада Фефелова:


Матушка Ирина:


Вот она порадовала нас старинной русской речью, хотя не без изыска - например, детей она называет "бэбички"...

С супругом - будущим попом:


Обстановка дома священнической вдовы-старушки:


Вот ради чего (не "кого"!) живут староверы Николаевска-на-Аляске:



Поповцы Николаевска остались в одиночестве, т.к. не только аляскинцы, но и почти все старообрядцы Северной и Южной Америк «закоснели в беспоповском невежестве» (типичный старообрядческий жаргон). Где брать женихов и невест? Не ездить же за ними в Румынию или Россию. Верно: надо смириться, унять эгоцентристские амбиции и заключать браки со «внешними». Естественно, «внешних» - белых американцев и аборигенов – формально обращали в старообрядчество. Но они – особенно белые – оставались в первую очередь американцами, со своим представлением о правах женщины и ребёнка, с неприятием мужецентризма и патриархальности, обособленчества и тотальной религиозности. Таким образом, взятые «снаружи» мужья и жёны – в особенности конечно, жёны, ибо православие по своей природе скрыто матриархально – потащили староверов Николаевска в «мир сей». Была открыта муниципальная светская школа, в которой преподавание велось по-английски, а количество часов на изучение русского языка сокращалось с каждым годом. В семьях говорили на языке победившего племени – то есть по-английски. Прививалась американская культура. Снижалась древлеправославная сопротивляемость «греховности» и «поганости» «мира сего». И в итоге Николаевск превратился в типичное американское предместье. Нет ни заборов, ни огородов с подсолнухами, ни хрюканья свиней и кукареканья петухов, ни колодцев со скрипящим воротом, ни звона бубенцов под дугой коня, ни звучаня гармони, ни девок, лузгающих семечки на завалинке.
Преобладающей отраслью хозяйства стало рыболовство; сельское хозяйство полностью захирело. А поскольку Николаевск – не приморский посёлок, для заработка пришлось перебираться в другие места. А для этого – получать образование, в т.ч. и высшее. Вот и конец старообрядчеству! Оно выродилось в ситуативные богослужения, которые хотя и ведутся на непонимаемом церковнославянском языке, проповедь читается уже по-английски. Забавно, что в николаевском храме вся поющая и читающая богослужебные тексты молодёжь не понимает русского, они просто зазубрили произношение. Поэтому вместо «Господи, помилуй нас» они читают «Господи, помилуй найс». По-своему даже приятно.
Мы были на службе в один из главных православных праздников – Покров Богородицы. Маленький храм был заполнен на треть; почти все присутствовавшие заметно не понимали происходящего при богослужении. У одного латиноамериканского старовера (чего-то новоиспечённого мужа) из-под ворота косоворотки высовывалась брутальная татуировка на всю шею. После окончания службы помещение опустело в читанные минуты – никто не задержался пообщаться или выпить чаю.
В семьях не говорят по-русски, связь с русской культурой полностью утеряна. Остались только уважаемые в Америке атрибуты внешнего стиля: бороды, рубахи, сарафаны да кичка - обязательная для замужней женщины шапочка. Всё остальное – тотально американское: и внешне, и внутренне. Никто не «отмаливает» продукты, которые бородачи и их феминизированные жёны закупают в супермакетах. Не только сельское, но даже приусадебное хозяйство сошло в ноль. Расположение, планировка, вид и обстановка домов; отличные огромные автомобили на каждого члена семьи; вся одежда, которую можно сочетать с косоворотками и сарафанами (напр., джинсы и болоньевые «парки»); манеры общения и отсутствие пиетета детей перед взрослыми и женщин перед мужчинами; отношение к деньгами и тому, что на них приобретается как к способу самореализации – всё, всё американское!
А! Ещё сохранилась глубинная неприязнь к русским. В супермаркетах и других общественных местах мы неоднократно наблюдали, как обязательное для американца доброжелательно smily-поведение мгновенно превращалось в привычное нам хмурое неприятельство при звуках нашей русской речи. С современной эмигрантской русской диаспорой Аляски староверы не общаются.
Так что Николаевск – это типичный хиреющий американский посёлок, не имеющий ничего общего даже с индейской резервацией – не то, что с русской деревней. Отличные дороги и ЛЭП, противопожарные колонки и электроподстанции, почта и современная школа, пожарный участок и полицейские разъезды, дорогущие джипы-пикапы и сайдинговые дома – также всё по-американски. К особенностям Николаевска можно отнести только Никольский храм, «кафе» Нины Фефеловой, единственный оформленный по-русски дом и большое количество брошенных и разрушающихся жилищ. Вот тебе и староверы! Все дети учатся в школе и намереваются впоследствии поступить в колледж или хотя бы перебраться в Анкоридж на светскую работу. В домах – американский декор и современный образ проведения досуга (ТВ, компьютерные игры). Иногда все мужики запираются в одном из домов пьянствовать – это называется «пари». Несмотря на то, что мы с ними молились в храме, они нас не пригласили на стаканчик. Вероятно, боялись, что выведаем что-нибудь скабрезное. Ибо такового – и наркоманов, и домашнего насилия – в Николаевске предостаточно.
Работа и заработок и мужей и жён различный. Попадья, например, - второй с половиной человек в Николаевске – руководит детским садиком в Хомере. Что может быть секулярнее? А её супруг – священник Никола Якунин – владеет несколькими рыболовецкими катерами, самый большой богатей на селе.
Дети воспитываются в школе; родители не только не наказывают их, но даже боятся об этом говорить – столь сильна ювенальная юстиция в Николаевске

Таким образом, Николаевск – настоящее позорище старообрядчества и показательный пример того, что происходит с традиционной культурой при соприкосновении со светской американской действительностью. Ничего русского, ничего традиционного, ничего православного – кроме элементов стиля, привычек и социальной инерции. Как православные они утеряли главный верообразующий фактор – царя-батюшку. Как староверы они утратили главный фактор своей идентичности – ненависть и неприязнь ко всему окружающему. И внутренняя пустота соединилась с внешней. А поскольку внешняя пустота имеет множество способов маскировки бессмысленности своего бытия – показная дороговизна тачек, домов и быта, бесконечное потребление всё более нового и во всё большем количестве, непрестанный апгрейд и ремонт, чтобы всё было «не хуже, чем у людей» - вся эта деятельность и становится смыслом так называемой жизни так называемых старообрядцев из Николаевска-на-Аляске. Фу!

Теперь дело за беспоповцами Южного Кеная. Что они нам покажут и расскажут? Нам сулят, что они вообще откажутся разговаривать. Неужели там сохранилось древлеправославие?..


Tags: США, старообрядцы
Subscribe

  • Тарский бунт

    Ну что ж друзья, про восстание Булавина и атамана Некрасова многие слышали, вот вам немного информации о бунте тех же петровских времен в г.Тара…

  • Картинка дня.

    Тут енто самое...к одному делу готовлюсь...дай думаю и классику почитаю! Кхе, кхе... ну и вы уж грешники почитайте маленько... "Малаксу тово знаешь…

  • Картинка дня.

    « И даст море мертвецы своя, и земля мертвецы своя, и смерть мертвецы своя, и ад мертвецы своя. И суд прияша каждо по делам своим... ». Фрагмент…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments