Παγκράτιο (mu_pankratov) wrote,
Παγκράτιο
mu_pankratov

Categories:

Русский след Западного пояса. Часть 1: Прибалтика и Молдавия

Оригинал взят у varandej в Русский след Западного пояса. Часть 1: Прибалтика и Молдавия


И всё же главное, что объединяет страны Западного пояса - это не те многочисленные особенности, которые я разбирал в отдельном посте и даже не показанный в прошлой части Идишланд. Главный критерий общности, особенно при взгляде из России - в том, что всего лишь одно поколение назад они были частью одной с нами страны, и это не могло пройти бесследно: остались люди, исторические памятники, взаимные обиды и страхи... Обо всём этом - последние и самые сложный посты итогов Западного пояса.

Западный пояс в этом отношении можно разделить на две части - "окраины" (Прибалтика и Молдавия), где русские были пришлыми, и Западная Русь, где, как следует из названия, был один из корней Древней Руси. Причём Литва, хотя и русским государства никогда не была, тяготеет скорее ко второму. Соответственно, в ближайших двух постах я расскажу предысторию русского следа в этих двух регионах (до 1939 года), ну а в третьей речь пойдёт о непростой современности.


Эстония и Латвия

Прибалтики никогда не была в полной степени русской, но она и почти никогда не становилась совершенно чужой. Древнейший город Прибалтики - Тарту, или Дерпт, был заложен в 1030 году Ярославом Мудрым как Юрьев: в 11-13 веках Русь наступала на финно-угорские земли по всему направлениям, и спотыкалась лишь там, где свою экспансию вели другие державы - Швеция (на севере) и германские крестоносцы (на западе). Впрочем, до немцев было ещё далеко: туземцы сожгли Юрьев уже в 1061 году, а в 1133 его беспрепятственно возродил новгородец Всеволод Мстиславович. Второй раз его сожгли в 1211 году пришедшие с юга латгалы, а возродили город теперь уже немцы как Дорпат. Да и город на месте Таллина известен с 1152 года как Колывань и скорее всего там находилась портовая фактория русских купцов.

2. Жертвенный камень на тартусской Домской горке - последний свидетель древнерусского Юрьева, на фоне руин Московитской башни, построенной в Ливонскую войну, когда городом владела Россия.


В Латвию же Русь проникала с двух сторон. Здесь к тому времени общество было несколько более организованным, чем у северных соседей, и уже в 12 веке выделилось несколько княжеств: Кукейнос и Герсика на Западной Двине, Талава на Гауйе. Но и Русь сюда начала проникать гораздо позже, практически одновременно с немцами. В 1212-14 годах остзейское рыцарство чуть не приросло родом Рюриковиц или может быть фон Пскафен - изгнанный из Пскова князь Владимир Мстиславович добился расположения Рижского архиепископа Адальберта и был назначен верховным судьёй (фактическим наместником) Талавы - вероятно, им же был основан так и не посещённый мной город Валмиера (Вольмар).

3. "Озёрный замок" Арайши - примерно так выглядели здешние селения в те времена.


За Герцике (Ерсика) и Кукейнос (Кокнесе, Кокензее) на Западной Двине же с немцами вполне серьёзно боролся Полоцк. В Герцике княжил Всеволод, а Кукейносе - Вячко, по одной версии полочанин Вячеслав Борисович, по другой - латгал, чьё прозвище переводится попросту "Вождь". Оба князя были православными, и по одной версии - вассалами Полоцка, а по другой - просто успешно лавировали между Русью (православие), Литвой (через браки своих дочерей) и немцами. С последними договориться оказалось сложнее всего: Всеволод Герцикский, потерпев два поражения в 1209 и 1215 годах, бежал в Литву, где прожил ещё 15 лет, а Вячко был пленён в 1207 году, и хотя тогда крестоносцы отпустили его, он понял, что силы неравны и Полоцк не поможет, в 1208 сжёг свою крепость и ушёл на Русь, где участвовал в походах Новгорода и Пскова на Ливонию, вмешался в антинемецкое восстание местных племён и в 1224 сложил свою голову при обороне Дерпта - последнего оплота повстанцев.

4. Агрис Лиепиньш, "воссоздавший" Кукейносскую крепость в Лиелварде.


В общем, немцы тогда всем показали, кто тут хозяин, и слабеющая Русь это приняла. После нескольких конфликтов с попеременным успехом (в числе которых и знаменитое, но весьма второстепенное Ледовое побоище), где-то к середине 13 века русские и немцы поняли, что торговать сподручнее, чем воевать, тем более у них был общий враг - литовцы. "Воротами" германского мира на Восток стал всё тот же Дерпт с двумя православными церквями - Георгиевской и Никольской.

5. Чудская ладья. Такие ходили между Псковом и Дерптом много веков.


А вот в Риге у Шведских ворот красный дом - сильно перестроенное средневековое здание Русского подворья: оттеснённая от Балтики, но активно торговавшая с Западом (в первую очередь мехами и воском) Русь нуждалась в морских портах, и Прибалтика жила в том числе на русском транзите уже в Средние века. В 1212 году был заключён первый договор, позволявший псковским купцам свободно перемещаться по Даугаве, а спустя десять лет архиепископ Альберт уже жаловался Папе Римскому, что православные попы мешают работать, то есть крестят туземцев. Но торговля была сильнее идеологии: русские основывали фактории дальше по Балтике, рижане же имели привилегии в Смоленске и русских городах на Двине. На подворье действовала православная Никольская церковь (известна с 1297 года), куда священники назначались из Полоцка. Конец Русской слободе пришёл в Реформацию - лютеране в православных видели такой же реакционный элемент, как и в католиках, да и немецкие купцы были рады такому поводу избавиться от иностранных конкурентов. Церковь была закрыта в 1549 году, в Ливонскую войну из Риги были изгнали её прихожан, а окончательно пустующее здание снесли в 1621 году. Русская улица исчезла с карты уже в 19 веке при строительном буме, и даже в последнем доме, если точно не знать его адреса, никаких признаков прошлого не узнать:

6.


Своя Никольская русская церковь, известная достоверно с 1422 года, была и в Ревеле, где несмотря на отсутствие большой реки, дела с русским транзитом шли даже получше, чем в беспокойной Риге. В Реформацию, впрочем, церковь точно так же разгромили и точно так же она простояла закрытой Ливонскую войну... но по её окончании вновь открылась и принимала дары то Бориса Годунова (кубок), то Алексея Михайловича (иконостас), хотя это были скорее формальности: переключившиеся на Архангельский порт русские купцы в Ревеле стали нечастным гостем и если уж приезжали - то со своим батюшкой, получая ключ в Ратуше от обычно запертой церкви. То же самое продолжалось и в 18 веке, когда приехавшие русские селились в предместьях, в бюргерский Старый город без повода не заходя, ну а потом на древний храм обратил внимание Александр I и распорядился его отстроить. Вроде бы, внутри сохранились какие-то фрагменты тех царских подарков, но я их не опознал, церковь внутри тёмная и тесная. Тем не менее, это здание в облике 1820-х годов скрывает внутри аутентичный русский храм 15 века:

7.


Первоначально она выглядела как-то так - на этом фото её чертеж правый верхний, а внизу ещё и зимняя Владимирская церковь, стоявшая рядышком. Как видите, традиция тут от русской была весьма далека:

7а.


Увидеть же что-то подобное вживую в Таллине можно и сейчас - на другой стороне крепостной стены в 2001 году в старом амбаре местные украинцы устроили греко-католическую церковь Богоматери Троеручицы. Вид со двора:

8.


И изнутри. Подробнее про обе церкви вот в этом посте:

9.


Интересно, что ни рижская, ни ревельская церкви не были старейшими за пределами православного мира - с 11 века известна русская церковь в шведской Сигтуне, от которой даже остался фундамент. Между тем, торговля вновь сменилась войной в 16 веке - ослабевшая Ливония не могла не стать чьей-то добычей, и самым неосторожным оказался Иван Грозный - разбив немцев за несколько лет, он оказался в конфликте с Речью Посполитой и Швецией, который, как мы знаем, закончился для России катастрофическим разгромом и возвышением Речи Посполитой. Тем не менее, Россия удерживала Ливонию порядка 20 лет, и за это время там успели появиться вездесущие русские переселенцы - ныне к ним возводят родословную староверов Чудского озера, якобы в отрыве от России "проспавших" Раскол и позже примкнувшие к латгальским беспоповцам - ныне они населяют полтора десятка деревень и два городка в Южной Эстонии:

10.


Помимо староверов, были в Причудье и "полуверы" - народ сето, эстонские крестьяне во владениях Псково-Печерского монастыря, крещённые в православии и сильно обособившиеся от соплеменников: я бы сказал, это самая настоящая древняя чудь, так и не ставшая эстонцами. Сетусские молельни - цассоны, больше напоминают языческие "священные амбары", куда вместо божков поставили иконы:

11.


Но первыми русскими людьми, начавшими заселять Прибалтику по-настоящему массово, были староверы, огромные общины которых возникали в 17-18 веках по глухим лесным углам за западной границей страны победившего Раскола. Здешней "старообрядческой республикой" стала Латгалия - самая малолюдная часть Латвии, принадлежавшая тогда Речи Посполитой как Задвинское герцогство. Селились в ней беспоповцы: более радикальное течение староверия, они считали, что на Земле воцарился Антихрист, и захваченная им Церковь поражена столь сильно, что людей оттуда нельзя принимать иначе, как через повторное Крещение. По той же причине священник не мог перейти к ним с сохранением сана, и потому вскоре они остались совсем без духовенства, что привело к постепенной атрофии большинства таинств - сохранили лишь Крещение и исповедь, а их "батюшки" - это наставники, избираемые приходом и благославляемые предшественниками из самых образованных и чистых мирян. В 1690-е годы в Новгороде выделились две главные ветви беспоповства - более умеренное Поморское согласие, чьим центром стала Карелия, и более радикальное Федосеевское согласие, чей основоположник Феодосий Васильев в 1699 году переселился в Невельский уезд Речи Посполитой. В 1711 году он вернулся в Новгород, где был арестован и вскоре казнён, после чего исход его последователей на Даугаву стал массовым. И хотя в 1771 году центром беспоповства стала Москва (Преображенский посёлок), Латгалия до наших дней осталась одним из самых крупных и аутентичных старообрядческих анклавов.
Примерно так могли выглядеть моленные первых переселенцев (реплика в Рижском этнографическом музее):

12.


Впрочем, первым оплотом староверия в Прибалтике был Якобштадт (Екабпилс) в Курляндии, основанный старым капиталистом герцогом Якобом как купеческая слобода для беженцев с занятого войсками Алексея Михайловича правобережья Двины, а бежали оттуда в основном "поляки" (читай - православные белорусы) и "русские" (читай - староверы). И в те годы, когда Даугавпилс был Борисоглебском, а Кокнесе - Царевич-Дмитриевом, в славянском купеческом Якобштадте немцы не имели права становиться бюргерами. Ныне он более известен православным монастырём, основанным потомками здешних белорусов, но и моленная в Екабпилсе самая старая из сохранившихся в Латвии и по основанию (1660-е годы), и по времени постройки (1862):

13.


В Латгалии на рубеже 17-18 веков возникли десятки русских деревень с непривычными для этих мест названиями типа Московское, Данишевка или Ковалёво. И ещё более непривычной архитектурой:

14.


Россия присоединила Латгалию с разделом Речи Посполитой, в период екатерининской "оттепели", когда около полувека, вплоть до времён Николая I, староверы жили относительно вольно, и к этому времени старообрядческое купечество - непьющее и сплочённое - уже осваивало города, в первую очередь Динабург (Даугавпилс) - "столицу" Латгалии, ныне в нём сохранилось 6-7 моленных с необычайно забористыми тройными посвящениями (что-нибудь типа Троицко-Никольско-Благовещенская). Вот типичный пример:

15.


Но больше всего, конечно же, староверческих купцов притягивала Рига, и её "дерусификация" после Ливонской войны продлилась менее века - уже Петру Первому она досталась с изрядной общиной бородатых русских людей, крестившихся двумя перстами. Их слободы, вместе с возникшими позднее латгальскими, польскими и общерусскими, слились к 19 веку в Московский фортшадт, ныне самое неприглядное и самое колоритное рижское предместье Маскачка. Там стоит Гребенщиковская моленная, известная с 1760-х годов и много раз достраивавшаяся, став к началу ХХ века крупнейшим старообрядческим храмом мира:

16.


Хотя конечно староверы тут были не только латгальскими (например, в 1848 веке в Риге огромный фарфоровый завод основали Кузнецовы из подмосковных Гуслиц), а русские - не только староверами. Вот например славный некогда на всю Ригу трактир "Волга" купца Константина Тарасова, где бывали Шаляпин, Маяковский, Комиссаржевская, а очередь на фирменное блюдо - "тарасовскую солянку" - могла растянуться на пару недель. Удивительно, но деревянное здание "Волги" сохранилось, пусть и в весьма жалком виде: нынешняя Маскачка известна давно уже не русскими купцами, а русскими гопниками.

17.


Между тем, я как-то очень незаметно пропустил в рассказе момент присоединения Остзейских провинций к России... потому что, несмотря на эпидемию чумы 1711 года и Северную войну, само по себе это присоединение прошло без радикального перелома: что при Ливонии, что при Швеции, что при России реальная власть тут принадлежала немецким остзейским баронам, и парадоксальным образом влияние Прибалтики на Россию в первые век-полтора было едва ли не больше влияния России на Прибалтику. Немцев, конечно, начали приглашать задолго до её присоединения, от дворян до экспатов всевозможных отраслей, и всё же к конце 19 века около 1/4 высшей российской знати имело немецкие корни. Даже в провинции немецкие кирхи были неизменным атрибутом губернских городов, а в столичном Петербурге их добрый десяток.

18. Кирха на Васильевском острове.


Остзейские бароны, потомки крестоносцев, отличались вообще особой пассионарностью, и их вклад в российские культуру, науку и политику непропорционально огромен. Барклай-де-Толли, Бекендорф, Бирон, Бистром, Бэр, Витте, Врангель, Дельвиг, Дибич, Канкрин, Клодт, Корф, Коцебу, Крузенштерн, Медем, Миних, Пистолькорс, Ридигер, Сиверс, Тотлебен, Унгерн фон Штернберг - каждая из этих фамилий хоть что-нибудь да говорит!

19. мавзолей Барклая-де-Толли в Южной Эстонии.


А вот русские аристократы в Прибалтику проникали не очень активно. Редкий пример - дворец Кропоткиных в Сигулде, у стен замка Зигевальд, да и то на момент его постройки это ещё формально было имение фон Борхов, на последней хозяйке которого и женился русский дворянИн:

20.


При этом царские власти очень нерешительно копали под баронов, самым радикальным шагом стала отмена здесь крепостного права ещё при Александре I. Бароны же образовывали прекрасный симбиоз с латышами и эстонцами, трудолюбивыми, аккуратными и, вплоть до ХХ века - покорными. Парадокс, но своим угнетением немцы спасли их от ассимиляции - в противном случае русские мужики со своими плодовитыми бабами быстро сделались бы основным населеним Прибалтики, и сейчас мы бы имели Республику Эстония в Северо-Западном ФО с 20-30% принявших православие и почти позабывших язык эстонцев. Тем более что и первой попыткой выбраться из под баронского гнёта было "движение к православию", куда к середине 19 века обратилось около половины эстонцев и латышей, чьи потомки в основном вернулись к лютеранству.

21. полузаброшенная церковь недалеко от латвийско-эстонской границы.


Присутствие же самих русских в Прибалтике оставалось весьма ограниченным и следов его, конечно, немало - но и не то чтобы много. Поначалу это были в основном военные, селившиеся обособленными форштадтами в стратегически важных городах. Потом к ним добавились купцы и предприниматели, а после Гражданской войны - ещё и белоэмигранты. Некогда самый русский по своему облику город Прибалтики, всё тот же Дерпт, был сильно порушен войной, уничтожившей как раз ампирный ансамбль с гостиным двором. В Риге русских к началу ХХ века было лишь 20% (намного меньше, чем сейчас), а после Первой Мировой - лишь 7%, но и среда тут всегда оставалась многонациональной, и например строивший красивейшие рижские дома петербуржец Эйзенштейн - русский, еврей или "гражданин Мира"? Так что и русская среда тут всегда была достаточно самобытной, обособленной от великоросской, и вот как наглядный пример - прибалтийские церкви разных эпох.
Казанская церковь в Таллине (1721) - старейший русский храм Прибалтики:

22.


Церковь Иоакима и Анны (1752-56) там же сильно перестроена в конце 19 века и ныне, по иронии судьбы, служит главным храмом Эстонской автономной православной церкви Констнатинопольского патриарахата. Всего же таких деревянных церквей в 18 веке в предместьях Ревеля было 6 или 7, и основными их прихожанами были военные.

23.


Екатерининская церковь (1763-68) в Пярну - красивейший православный храм Прибалтики и манифест здешней русской архитектуры, опять же окормляла гарнизон:

24.


...как и Петропавловская церковь (1777-86) Рижской цитадели:

25.


В рижских фортшадтах тоже есть деревянные церкви, но они моложе таллинских на сотню лет: в 1812 году комендант-паникёр, испугавшись приблежния Наполеона (коим тут и не пахло) велел сжечь предместья, которые пришлось отстраивать после войны. Церковь Александра Невского (1820-21) на Петербургском форштадте (ака "Имперка") странно смотрится среди югендстильных фасадов:

26.


А вот Благовещенская церковь (1812-14) на Московском форштадте вполне "своя". Здесь крестили Веру Мухину - пожалуй, самую известную русскую рижанку, и дом её семьи стоит неподалёку:

27.


Но в принципе к концу 19 века здешняя русская архитектура унифицировалась с остальной Российской империей, минимальной оригинальностью выделялись разве что храмы православных эстонцев, как например целая серия освящённых в 1862 году церквей на острове Сааремаа:

28.


Да вот например на Маскачке церковь Всех Святых (1869-84) в редчайшем для православия неороманском стиле построил латышский архитектор Янис-Фридрих Бауманис:

29.


Но в основном - привычно пышный, в строгой Прибалтике даже аляповатый "русский стиль". Огромные пятиглавые соборы тогда выросли и в Риге, и в Ревеле, а вот например Никольский Морской собор (1903) с крестом-якорем в Порту Александра III под Либавой - ныне это мрачноватый, но потрясающе красивый район Кароста, самый пожалуй масштабный русский ансамбль Прибалтики, и этот собор - его центральный элемент.

30.


И наконец последний виток русской архитектуры в Прибалтике - это эмигрантские церкви межвоенной поры, и тут для полноты картины подключим к делу, наконец, Литву. Этот пласт интересен уже тем, что он есть - ведь в Советском Союзе церкви не строились (ну... почти не строились, на самом деле), и здесь тонким пунктиром видно, как развивалась русская православная архитектура 1920-30-х годов. Вот например Благовещенская церковь (1935) в Каунасе - модерн, но явно не дореволюционный:

31.


Деревянные церкви в дальних предместьях Таллина, строившиеся как времянки: Никольская (1936) в индустриальном Копли:

32.


И Рождества Иоанна Предтечи (1923-25) в чудаковатом Нымме:

33.


В Латвии в межвоенное время работал архитектор Владимир Шервинский, пытавшийся воссоздать здесь Русский Север, чьё деревянное зодчество уничтожалось большевиками практически на его глазах. Построил он, впрочем, немного, и честно говоря у меня его творения восторгов не вызывают, но всё же само это устремление интересно. Лучшая из "шервинских" церквей - Никольская (1928-32) в городке Пыталово (тогда - Абрене) вернулась в Россию вместе со всей Ново-Латгалией:

34.


А вот обратный пример, апофеоз "того, чего у нас быть не может" - православные церкви в стиле кубизма. Никольская (1935-38) в литовском Тельшяе:

35.


И Преображенская (1938) в индустриальном эстонском Кохтла-Ярве:

36.


Ну а следствием этого цикла эмигрантских церквей стала и особая роль Прибалтики в русском православии ХХ века - в Россию вернулся регион с не прерванной и не разбавленной традицией, с действующими монастырями, которые уже не закрывались в позднем СССР. Из Эстонии был патриарх Алексий II, принявший РПЦ на историческом переломе, а по гигантским одиноко стоящим поленницам в женских обителях всего бывшего СССР можно узнать, что игуменья из Пюхтицкого монастыря, ставшего своеобразной "женской лаврой Прибалтики".

37.


Храмы в данном случае - не столько культовое место, сколько "маркер идентичности", то, чего в этих краях бы точно не оставил какой-либо другой народ. Но русское наследие - конечно же, не только они. Вот например Динабургская крепость в Даугавпилсе, построенная в 1810-26 годах на месте Старого города и со временем превратившая в самобытный жилой район:

38.


Или морская крепость в Лиепае, которую только построив, признали стратегической ошибкой и взорвали ещё до Первой Мировой войны - не покидает меня чувство, что эти грандиозные руины на самом деле памятник российской коррупции (хотя немцы в этих краях и сами провороваться были горазды, что до присоединения к России, что после). Впрочем, крепостями в Западном поясе больше славятся Литва и Беларусь:

39.


Русско-Балтийский судостроительный завод в уже упоминавшемся таллинском Копли - построен в начале ХХ века, чтобы вместе с ещё несколькими верфями создать новый флот взамен погибшего в Цусиме. А вот легендарный рижский Руссо-Балт был уже детищем немцев, причём даже не остзейских - получившая заказ на огромную партию вагонов иностранная фирма сочла, что дешевле их в России и построить, чем везти туда морем. Зато Игорь Сикорский, воплощавший свои изобретения на Руссо-Балте - уже человек вполне наш.

40. здесь, уточню, проходная Русско-Балтийского судозавода в Таллине.


Латышский национальный театр (1903-05) в Риге строился изначально как Русский театр:

41.


А на одной из главных рижских плоащдей - здание Русского культурного общества "Улей" (1883), где этот театр зародился и куда вернулся в 1921 году. Но всё же наличие заведений типа русского культурного центра в городе Российской империи очень показательно - театры, заводы, особняки купцов не отменяли того, что русские в Прибалтике всегда были меньшинством.

42.


А вот очень характерный пример - кирха Святого Петра (1926-29) в Печорах на Псковщине, а тогда эстонском Петсери. Так вот, юмор в том, что архитекторы этой кирхи были вполне себе русскими, с фамилиями Подчекаев и Зубченков (имён не нашёл).

43.


Калининградская область

Удивительно, но кое-что именно русское, а не советское, сохранилось и здесь! Речь про наследство Семилетней войны (1756-63), когда мы имели все шансы получить Прусское генерал-губернаторство в составе Кёнигсбергской, Занеманской (центр - Тильсит или Истернбург; читать именно так) и Вармийской (центр - Алштин) губерний, а Иммануил Кант стать "великим русским философом немецкого происхождения". Остались и конкретные следы - например, название Русская набережная в Балтийске (Пиллау, а мог быть уездным городом Пилов) - сейчас здесь мрачная промзона на задворках военного порта:

44.


Или походный иконостас, в Семилетнюю войну располагавшейся в Клайпеде, или Мемеле (несостоявшийся уездный город Неманск), каким-то чудом переживший два с половиной века и ныне смонтированный на первом этаже собора Христа Спасителя в Калининграде - такой же был в разрушенной войной кёнигсбергской Штайндамской кирхе. В мирное время, впрочем, православных храмов в прусских городах не было:

45.


А вот Литовская кирха в Тильзите (Советске), заложенная конечно ещё до Семилетней войны, но достроенная в 1757 году по личному распоряжению Елизаветы Петровны, увы, не пережила Великой Отечественной.

46.


Самый интересный русский памятник Пруссии, впрочем, остался в её польской части - старообрядческое село Войново, к которому в ХХ веке добавился эмигрантский православный монастырь. Рано или поздно доеду и туда, тем более в Калининградской области вряд ли он бы смог сохраниться.



Молдавия

Дальше нарушим географический порядок и перепрыгнем Беларусь с Украиной - прямиком в Молдавию: русская экспансия на Севере и Юге имела необычайно много параллелей. В эпоху безвременья, когда Бессарабия была частью Великой Степи, её активно заселяли тиверцы, оставившие россыпь городищ 8-10 веков в сёлах на севере нынешней Молдовы - Екимауц, Алчедар, Царёвка, Рудь... В последней я даже добрался до одного из таких городищ, в народе известного как Турецкая Тарелка; облик очень характерен - компактное (до 80 метров) кольцо пугающе высоких валов (до 20 метров), у которого ныне живёт бирюком отставной русский военный.

47.


В 12 веке Тиверщина стала дальней окраиной Галицко-Волынского княжества, и даже румынский Галац, по одной из версии, был основан в 1158 году как Галич-на-Дунае. И Старый Орхей с его фантастическим пейзажем среди множества слоёв (начиная от гето-дакской Петродавы) имеет и древнерусский город Орегов, от которого, впрочем, не осталось ничего, кроме нескольких черепков в музеях.

48. историю Молдавии с обзором наследия разных эпох я рассказывал здесь.


Когда и как междуречье Днестра и Прута покинули тиверцы, теперь уже неясно, возможно ушли после Монгольского нашествия от татар, которых в 1351 году выбила за Днестр Венгрия. К тому моменту здесь уже жили православные романоязычные земледельцы молдаване, и возможно немногочисленные тиверцы в отрыве от родины просто растворились среди них. В 1359-65 годах молдвский воевода Богдан поднял восстание изгнал мадьяр, и приняв в 1371 году двух архипастырей из Галича, основали Молдавское княжество, правитель которого, аналог нашего великого князя, назывался господарь.  В 15 веке две православные державы, хотя и не соприкасались территориально, защищали после падения Константинополя православный мир спиной к спине, и современник нашего Ивана Великого Стефан Великий вёл с ним переписку, а в нынешней Молдавии он исторический герой №1. И под сменившим расцвет турецким игом, будучи не колонией, а лишь вассалом, Молдавия по мере сил помогала России - скажем, люди господаря Петра Рареша тайком оповещали Москву о планах стамбульского двора, а проигранный Петром Первый Прутский поход с одной стороны для Молдавии обернулся сильнейшим закручиванием гаек, а с другой - дал России поэта Антиоха Кантемира, сына бежавшего на север господаря Дмитрия Кантемира. Но к тому времени русские люди в Молдавию уже повалили валом - и были это, как и в Прибалтике, староверы:

49.


Причём Молдавия стала "островом" совсем других старообрядцев - если в Латгалии селилось самое радикальное их течение, здесь - наоборот, самое умеренное. Липоване (как их тут называют) относились к поповцам, то есть могли принимать из новообрядчества через миропомазание, и в их стан из патриаршьей церкви переходили священники, а как результат - "беглопопвцы" сохранили большинство таинств. Крупные староверческие общины были и в нынешней Молдове - например, село Кишинэу, повышенное до губернского города Кишинёва, состояло на тот момент из старообрядческой и армянской слобод, и именно староверам принадлежит Мазаракиевская церковь - старейшее здание города (1757):

50.


Но всё же важнейшие памятники липованства ныне принадлежат не Молдавии, а Украине. Тут и "дунайская Венеция" Вилково с весьма колоритным народом и лабиринатом ериков, вдоль которых проложены узкие деревянные "кладки" :

51.


Но в первую очередь - Белая Криница, ныне крошечная деревенька на румынской границе в Черновицкой области, вклад которой в историю России был весьма заметен: Русская Православная Старообрядческая церковь, крупнейшая из старообрядческих конфессий, не зря называется также Белокриницким согласием, а в обиходе и вовсе "австрийцами": в 1838-46 годах иноки Павел и Олимпий из московского Рогожского посёлка, которому Николай I запретил принимать священников, совершили гениальнейшую операцию: пришли на Буковину, получили все разрешения от властей Австрийской империи, а затем разыскали в Стамбуле опального митрополита Амвросия (Папа-Георгополу) и предложили ему перейти в староверие. Бывший митрополит хотя и не сразу (всё же страшно было бросать вызов русскому царю), но предложение принял - он ведь и низложен был за то, что благословлял повстанцев против турецкого гнёта. Получив своего епископа, староверы начали сами рукополагать священников, и из подпольной секты превратились в полноценную иерархию - и первый её центр был именно здесь. Позже РПСЦ распалась на две ветви с центрами в Москве (окормляет 1,5 миллиона прихожан) и Брэиле (Румыния), а в Белой Кринице по сей день вся жизнь крутится у монастыря.

52. Козьмодемьянская церковь (1745) - свидетельница становления Белокриницкого согласия.


А Успенский собор (1900-08), удивительный в деревне, тем более далёкой от России деревни, построен на средства московских купцов. Вот так - и в составе России-то никогда не была (если не считать СССР великоросским государством, конечно), а ведь безусловно островок Русского мира... где "московских освободителей" (речь про 1944-й) поминают с тем же пренебрежением, что и во всей Западной Украине.

53.


В Бессарабии же русский след вполне отчётлив - как минимум, облик её городов во главе с Кишинёвом: ведь при Молдавском княжестве это была малолюдная периферия, города строились под Россией "с нуля", и у того же Кишинёва типичный облик центра одной из южных губерний - что вкорне отличает его от той же Риги, застроенной в немецком духе югендстиля. Хотя... всё же что-то неуловимо иное, то ли романское, то ли еврейское, ощущается и здесь:

54.


Зато Александр Сергеевич Пушкин тут отбывал ни то ссылку (официально), ни то творческий отпуск (по факту), и "пушкинских мест" Кишинёва и окрестностей, переходящих в пушкинские места Одессы и далее Крыма, тут хватает, равно как бессарабских и черноморских образов в поэзии "нашего всего". И как Рига дала нам Веру Мухину, так и в Кишинёве родился Алексей Щусев, великий архитектор ХХ века.

55. "домик Пушкина"


Молдавия к России вообще культурно ближе, как-никак православная страна, в теории имевшая шансы стать в 15 веке Третьим Римом (хотя на практике и вряд ли, в таком-то кольце врагов). Но в следующей части расскажу про ещё более сложноотделимый регион - Западную Русь.

Итоги Западного пояса (2010-14).
Рейтинги достопримечательностей. От Эстонии до Молдавии.
Пять стран, два региона. Особенности: Прибалтика.
Пять стран, два региона. Особенности: Западная Русь и Молдавия.
Межвоенка Западного пояса (от Финляндии до Румынии).
Пять стран, два региона. Что между ними общего?
Идишланд. Сгоревшая цивилизация.
Русские в Западном поясе. История и наследие. Прибалтика и Молдавия.
Русские в Западном поясе. История и наследие. Западная Русь.
Русские и Западный пояс. Наше время.
Tags: Латвия, Молдова, Прибалтика, белокрыницкие, липоване, поморцы, старообрядцы
Subscribe

  • Весенний дыбр.

    Друзья! Если сейчас у вас есть возможность возле сосны постоять минуток 10-ть, то прислушайтесь как щелкают шишки... а потом летят вот такия крылатыя…

  • Где то жизнь угасла, а где то...

    Сонька прицепилась ко мне- Покажи могилу Гоголя и Булгакова! Покажи и всё тут... пришлось ехать на Новодевичье кладбище. Их могилки не стал…

  • Кораблики...

    Интересно, сейчас дети пускают кораблики? Помню в своем детстве мы просто ошаколевали от весенних ручьев. Чуть подальше дома была "вечная…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments