Παγκράτιο (mu_pankratov) wrote,
Παγκράτιο
mu_pankratov

Categories:

Муствеэ и Калласте. Чёрная вода и Красные горы.

Оригинал взят у varandej в Муствеэ и Калласте. Чёрная вода и Красные горы.


Эстония представляет собой фактически полуостров - со всех сторон, кроме южной, её окружает вода, но только на востоке это не Балтийское море, а огромное и пресное Чудское озеро. А прилегающая к нему земля за показанным в прошлых частях Тарту называется Причудье, и само это название звучит почти что как "страна чудес" - в ней немало удивительных "медвежьих углов", о которых и пойдёт речь в ближайших нескольких постах. Для начала отправимся к староверам - небольшой их анклав, такой эстонский филиал Латгалии, расположен северо-западнее Тарту, и включает полтора десятка деревень.. В силу своей "безлошадности" и дефицита времени я выбрал для поездки не самые интересные места (например, остров Пийрисаар в проливе между Чудским и Псковским озёрами), а самые доступные - городки Муствеэ (1,4 тыс. жителей) и Калласте (около 700 жителей) в 40 километрах от Тарту и в 20 друг от друга, до революции - местечки Чёрный берег и Красные Горы на берегу открытого Чудского озера.

В принципе, историю староверов Прибалтики я уже рассказывал в посте про Латгалию: в здешние леса они уходили практически с момента Раскола, и уходили в основном из Новгорода, бывшего центром беспоповства - более радикальной ветви старообрядчества, считавшей "никониан" столь глубокими еретиками, что принимать их в свою веру можно было только через повторное Крещение. При этом староверы были верны христианским правилам, и если крестить людей в экстренных случаях (к коим безусловно относится приход Антихриста, чем беспоповцы считали Раскол) дозволялось и мирянам, то вот рукополагать священников абы кто не имел права. И в отличие от умеренных старообрядцев, принимавших "никониан" (в том числе и усомнившихся священников) через миропомазание, радикальные староверы вскоре остались совсем без священников. У них, при этом, есть свои батюшки и даже подобие монашества - но первые фактически являются лишь наставниками, выбираемыми из числа самых образованных и праведных мирян, а вторые хотя и ведут монашеский образ жизни, формально также остаются просто общиной со строгим уставом. Но и сами эти ветви делились на множество других ветвей, и среди беспоповцев одним из камней преткновения стал брак - ведь его мог заключать только священник, а как вне брака род продолжать?! В итоге менее радикальные поморцы с конца 18 века доверили этот обряд мирянам, а радикальные из радикальных федосеевцы пошли кружным путём: вместо брака - грешное сожительство, а в старости - покаяние, эпитимия и усердные молитвы. Вообще, мир беспоповцев мне видится очень страшным - это мы-то, наивные, верим в победу Добра над Злом, а у них Зло УЖЕ победило, и сами они - такие "партизаны духа", молчаливо хранящие веру в глухих углах Антихристова царства...

2.


И как уже говорилось, центром беспововства стала принадлежавшая Речи Посполитой Латгалия. Но здесь всё может быть сложнее... Есть гипотеза, я бы сказал, весьма правдоподобная, что эстонские староверы не были раскольниками - то ли бежавшие от московской власти новгородцы и псковичи, то ли остатки русского населения, перебравшегося сюда в Ливонскую войну (когда Россия владела Причудье около 20 лет, срок жизни поколения), оторванного от процессов, происходивших в России (в том числе реформ Никона) и сумевшего в глухих углах сохранить православную веру, какой она была в 16 веке - и лишь потом на неё легло федосейство и поморство... Первым собственно старообрядческим центром в Эстонии была расположенная несколько южнее Ряпина, где беспоповцы поселились на одной из мыз, то есть возможно за ними стоял какой-нибудь местный барон. На кладбище Ряпинской общины похоронили и самого Феодосия Васильева, основоположника Федосеевского согласия, в 1711 году казнённого в Новгороде. Впрочем, в отличие от Латгалии, здесь Россия нагнала староверов довольно быстро, и в 1718-22 годах Ряпинская община была разгромлена. Староверы, однако, никонианства всё равно не приняли и разбрелись по лесам вокруг Чудского озера, а частью (в основном те, кто с купеческой жилкой) в Ревель и Дерпт. Расцвет здешнего староверия выпал на рубеж 19-20 веков, самым выдающимся наставником был Гавриил Фролов (1854-1930), к тому же талантливый иконописец, создавший собственную иконописную школу. В нынешней Эстонии живёт около 15 тысяч потомков староверов, действует в 11 общин - в основном поморских, и лишь в двух деревнях - федосеевских. Моленную в Таллине я как-то уже показывал, а вот в Тарту - так и не нашёл.

3.


И в целом, если в Латвии староверы - важная часть истории, без которой сложно представить облик Риги и тем более латгальской глубинки, то в Эстонии они просто есть - скромное меньшинство. И там, и там серьёзный удар по старообрядчеству нанесла I республика... но не так, как можно подумать: просто религиозная свобода здесь длилась не 12 лет (между первой и третьей революциями), как в Российской империи, а все 35, и выросло целое поколение староверов, не знавших угнетения. И как часто бывает, общность, существующая под сильным внешним давлением, с его ослаблением начинает "плыть", и если у более многочисоенных и самодостаточных латгальцев запаса прочности ещё хватило, то в Эстонии старообрядчество ныне умирает. Прихожанами общин числятся немногим более 2,5 тысяч человек, и как я понимаю, в основном старики. Типичный ответ местного жителя на мой интерес к староверию: "Ну да, были, были... У меня, например, бабушка платок носит, в моленную ходит каждый день, а родители уже к этому как-то спокойно относятся". Молодые среди староверов тоже есть, но их мало, и почти все знают друг друга в лицо. И тем не менее, даже забывая старую веру, эти люди остаются русскими людьми - в Муствеэ соотношение русских с эстонцами 57% и 40%, в Калласте - так и вовсе 79% и 15%, что для Южной Эстонии невероятно. Подробный текст об истории и современности здешних староверов есть, например, здесь.

4.


Что же до Муствеэ, то этот крошечный городок вырос из деревни Чорна, известной едва ли не с 1493 года. Первую моленную основал лишь в 1802 году купец Иоаким Горюшкин, и к середине века село разрослось настолько, что именовалось уже Чёрным посадом, а в 1923 году стало городом, чьё эстонской название можно перевести как Черноводье (как тут не вспомнить старообрядческую легенду о Беловодье - оно явно где-то не здесь). Высшей точкой истории городка были 1950-59 годы, когда в нём жило 2,5 тысячи человек и существовал Муствеэсский район. Ныне это пусть и по-эстонски ухоженная и оснащённая супермаркетом, но - глухомань:

5.


Все прошлые кадры сняты в окрестностях автостанции - собственно, на кадре выше люди ждут автобуса. Вернее, как таковой автостанции тут и нет - расписание висит у дверей супермаркета (правее кадра выше), в его фойе стоит пара скамеек в качестве "зала ожидания". Рядом торгуют с рук - кто ягодами, кто цветами, кто самодельными ковриками. Напротив - небольшой ДК непонятного возраста:

6.


За ним протекает Чёрная речка (собственно Муствеэ), через которую перекинуто несколько подвесных мостиков:

7.


В основном её берега выглядят так. Выше по течению виден шпиль кирхи, до которой я так и не успел дойти... да впрочем, мало ли в Прибалтике кирх 19 века?

8.


Зато от ДК до устья - ухоженная евронабережная, и конечно же первое, куда я пошёл - берег Чудского озера:

9.


Четвёртое по величине (после Ладожского и Онежского и, что менее очевидно, шведского Венерн) озеро Европы (3,5 тысячи квадратных километров) с таким красивым и загадочным названием (чудью на Руси называли северные финно-угорские народы) образует границу России и Эстонии. В Европе оно известно как озеро Пейпус - от эстонского Пейпсиярв, но что это название значит - единого мнения нет до сих пор. Удивительнее то, насколько чудские берега безлюдны: с российской стороны близ озера стоит Гдов (4 тыс. жителей), на эстонском Муствеэ и Калласте также единственные города, а по населению в совокупности меньше крошечного Гдова. Но эстонский берег безусловно гораздо доступнее: тут и автобусы ходят чаще пары раз в день, и дороги хорошие, и самое главное - нет этой идиотской погранзоны, надёжно обороняющей от туристов что Гдов, что Ивангород. В общем, Чудское озеро я впервые увидел именно с этой стороны, в устье Чёрной речки. Российского берега не видать - Муствеэ стоит почти напротив Гдова, даже чуть севернее, но здесь самое широкое место на озере - почти полсотни километров по прямой:

10.


Вообще, по-научному всё это называется Чудско-Псковской озёрной системой, так как на самом деле от устья Великой до истока Наровы тянется цепочка из трёх озёр - Псковского, Тёплого (больше похожего на пролив) и собственно Чудского, занимающего 2/3 системы. А Нарова, как и Нева - не столько река, сколько короткая и мощная протока, связующая озеро с морем. Пейпус неглубок - в среднем около 7 метров, самое большее 15 (но рыцарей утопить в Ледовом побоище - вполне хватило!), летом прогревается чуть ли не до 25 градусов, а зимой хорошо замерзает. В общем, чудская вода совсем не морская:

11.


Какие-то постройки на берегу:

12.


Правее устья, по дороге в Калласте неподалёку от старообрядческой церкви - скромный, но очень пронзительный воинский памятник (1972):

13.


На левом берегу, практически близ устья - памятник снесённому храму Всех Скорбящих Радости (1839), причём не старообрядческому:

14.


Да и просто здесь - небольшой центр Черного посада:

15.


16.


Розовый домик за пожарным депо ныне занят Муствеэсским Староверческим музеем, который начали собирать в 1980-81 годах ученики расположенной по соседству школы. Собственно, и вход в музей - со двора, в полусотне метров от школьных дверей, а валун перед ним также непрост - по легенде, это один из снарядов пращи Калевипоэга:

17.


Музей, прямо сказать, разочаровал. Слово "староверческий" в названии - в общем-то всего лишь эксплуатация бренда, а по сути обыкновенный краеведческий музей, коих немало и в нашей глубинке: пыльные залы, довольно беспорядочные экспонаты (что нашли - то и представим), скучающий смотритель... но при этом у нас в подобные музеи вход 20-30 рублей, а тут - 2-3 евро. Хотя может быть в этом и есть "фишка", которую мне как россиянину не понять - вся эта экспозиция типично русских вещей вроде самоваров, народных костюмов, икон, кружев, абсолютно обыденная на той стороне Чудского озера, на этой стороне - эксклюзив и экзотика?

18.


19.


Есть тут, конечно, и работы местного резчика по дереву Павла Варунина (он же председатель староверческих общин Эстонии), и подлинные лестовки (что-то вроде чёток), и впечатляющая коллекция старинных банкнот, но в общем прямо сказать - ничего принципиально нового гостю из России тут не увидеть.

20.


21.


По соседству - Троицкая единоверческая церковь. Точно не знаю, когда она была построена, но единоверцы (старообрядцы, но не староверы, так как окормлялись официальной церковью) появились тут в 1848 году не по своей воле - первым был наставник Кирилл Гринкин, которого царские агенты поймали на антицерковной речи в храме и вынудили перейти в единоверие под угрозой тюрьмы. Ныне это обычная церковь Московского патриархата, и как я понимаю, располагается она примерно там, где была моленная Горюшкина:

22.


Вторая православная церковь - Никольская (1860-61) стоит близ автостанции, чуть выше по Чёрной речке, и принадлежит Константинопольскому патриархату. Всего до войны в крошечном городке было 7 церквей (включая кирху), из-за чего Муствеэ в путеводителях называли не иначе как "Город колокольного звона".

23.


До кирхи я, как уже говорилось, не дошёл, а вот по соседству с Никольской церковью стоит баптистская церковь с водонапорной башней вместо колокольни. Баптисты тут появились в 2005-м году:

24.


Ещё пара зарисовок из центра Муствеэ - опрятная и уютная, при том русскоязычная глухомань:

25.


26.


Но всё же главный храм здесь находится у окраины (насколько это слово уместно в крошечном городке), на правом берегу Чёрной речки и немного в стороне от озера: Троице-Введенско-Никольская моленная (1927-30) с характерным для прибалтийских староверов множественным названием. По сути дела это часовня (ведь не было священников, а стало быть и алтарей), но в отличие от латгальских моленных, хотя бы внешне она пытается казаться полноценным храмом с апсидой на восток. Я бы сказал, это ни что иное, как памятник прекращению гонений, и при довольно скромных размерах, остаётся крупнейшим старообрядческим храмом Эстонии. При этом внутри она деревянная, лишь обшита оштукатуренными досками, но внутрь я не попал - дверь была наглухо заперта, а беспокоить поновлявших штукатурку трудников я постеснялся:

27.


Дальше к Муствеэ примыкает деревня Рая (бывшие Раюши) с одной из двух в Эстонии федосеевской общиной - в принципе, отсюда всего пара километров пешком до их моленной, похожей больше на деревянную сельскую школу с отдельно стоящей звонницей: это там жил Гавриил Фролов и писались иконы для всего Причудья... но всё-таки староверие раскрывается постороннему человеку очень неохотно, и Раюши я как-то упустил при подготовке. Почти в точности такой же конфуз был у меня и в латвийском Резекне... Впрочем, подлинный храм Гавриила Фролова вместе с лучшими из его икон сгорел в 1944-м.

28.


Да и просто в Муствеэ меня сильно поджимало время - надо было успеть на автобус в Калласте... опоздавший, однако, на 15 минут, за которые я вполне мог бы успеть сбегать от автостанции к кирхе. Дальше (начиная с кадра выше) виды по дороге - глухие рыбацкие хутора у чудского берега:

29.


Какая-то мелкая мыза с руинами мельницы:

30.


Кирха (1771) в Кодавере - это уже фактически предместье Калласте, как Рая у Муствеэ, только наоборот:

31.


А то, что Калласте непохож на Муствеэ, прекрасно ощущается уже на автовокзале:

32.


Калласте, известный с 1582 года как село Красные Горы, а к концу 19 века Красный посад, городом стал лишь в 1938-м, и его эстонское название не совпадает с русским и значит попросту "Берег", Прибрежный. Его звёздый час также выпал на 1950-59 годы, когда тут жило 1,6 тысяч человек и существовал Калластинский район. Ныне - самый маленький город Эстонии (около 700 жителей, что почти вдвое меньше, чем было в конце 19 века), сдающий с огромной скоростью - в 2010-м тут ещё было больше тысячи жителей. Но главное - даже не крошечный размер, а атмосфера: полное ощущение, что мы уже по ту сторону Чудского озера.

33.


Городок абсолютно русскоязычен (причём говор у людей тут довольно своеобразный, мелодичный, но жестковатый, и как считается - ближе всего к старому псковскому), по-русски живописно запущен, и в общем от какого-нибудь ПГТ в Псковской области его отличает разве что наличие туринфоцентра (который местная пацанва использует как компьютерный клуб) и чуть более приличный магазин. А с интернетом тут явно неважно - детей на улице бегает что в годы моего детства...

34.


Особенно этот анклав впечатляет в Южной Эстонии, где очень быстро переходишь на английский:

35.


Главная площадь у берега. Знать бы, чему принадлежала такая высокая труба? Народ тут всегда, что при царе, что ныне, жил рыбалкой и огородничеством, поставляя лук и огурцы в Петербург, но для этого вряд ли надо было строить фабрики. Возможно, кирпичный завод, сырьё для которого мы ещё увидим:

36.


То ли школа, то ли управа на другой стороне площади:

37.


У берега - один из самых странных памятников, что я когда-либо видел: "Ах, извините, мистер калека - теперь вы просто пол-человека!", да ещё и эти странные плавки... Но в то же время за ним видишь мерзость и ужас войны, так что может быть так и было задумано? Местные, как видите, своего калеку любят:

38.


Первая от озера улица с остатками застройки Красного посада:

39.


Неизменный атрибут рыбацкой глубинки - лодки во дворах. А вот вкусить чудской рыбы тут негде - местные или ловят сами, или берут друг у друга, и сами, понятное дело, готовят (upd: как поправили меня в комментах, в кадре как раз-таки рыбная лавка или кафе... так что минус к карме туринфоцентру, где мне про него не сподобились рассказать, хотя я спрашивал).

40.


Зато можно спуститься на берег с теми самым "красными горами", то есть выходами глины. У потёртых советских лодок старые моторы типа "Вихря" - я хорошо помню такие по своему детству на Каме, и был удивлён, обнаружив, что в России даже в глухих углах Севера они с тех пор перевелись. А здесь - ничего, живут. Такие русские анклавы часто становятся бОльшей Россией, чем сама Россия:

41.


Сырой и ветреный берег, запах пресной воды и рыбьих чешуек...

42.


Чудские берега, конечно, скромнее ладожских и онежских, и всё же дух озера Пейпус - свой:

43.


Деревянная лесенка (с неё был снят и вводный кадр) ведёт к обширному православному кладбищу, не по-русски пышному и ухоженному - может быть, и старообрядческому:

44.


А за кладбище лужайка с парой лавочек над обрывом. Сиди да гляди в озёрное пространство, за которым не видно России. Калласте уже чуть южнее Гдова, но до того берега ещё 35 километров:

45.


Последний взгляд на озеро - моё пребывание на его берегах было недолгим:

46.


Ещё немного видов калластинских улиц:

47.


47а. "Войду - выйду"


48.


49.


Успенская моленная (1865) с колоколенкой (1913) оказалась заперта. Увы, живого староверия в Эстонии (в отличие от Латвии и многих других мест) найти мне не удалось.

50.


Осталось только идти на автовокзал и ехать из этой глубинки обратно в Тарту:

51.


Но есть в эстонском Причудье и другие медвежьи углы. Например, Королевство Сето, куда я съездил в очень удачный день, и потому о нём - в следующих двух частях.

ЮЖНАЯ ЭСТОНИЯ
Валга и Валка.
Тарту. Тоонемяги (Домберг, Домская горка).
Тарту. Университет.
Тарту. Старый город.
Тарту. Новый город.
Тарту. Предместья.
Муствеэ и Калласте. Старообрядческое Причудье.
Сетумаа. Деревни, часовни, чудская ладья.
Сетумаа. Сето-Фолк.
Выру.
Вырумаа. Дальний угол Эстонии.
Веси Южной Эстонии.
Вильянди.
Край Мульгимаа.
Лавассааре. Эстонская "кукушка".
Пярну. Старый город.
Пярну. Морская слобода.
Пярну. Река и заречье.

Описание поездки и оглавление серии.
Tags: ДПЦ, Прибалтика, безпоповцы, поморцы, старообрядцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments