May 28th, 2013

нов год

"Боярыня Морозова" Литовченко А.Д.

Мало известная картина Литовченко Александр Дмитриевич (1835-1890) "Боярыня Морозова"

Сюжет картины, основан на историческом факте- отказа Св. Феодосии (в иночестве Феодоре )Морозовой, самой ходить на новообрядные богослужения. Из дому ее выносили в кресле; на допрос в Чудов монастырь несли на сукне, и таким же способом возвращали в подклеть, где она была заточена. На дровнях отвозят «безчестно под царские переходы»; никогда она не соглашалась «своима ногама» итти в церковь, и ее влекли «рогозием»; на допросе перед патриархом она «сама на ногах своих не стояла отнюд, но поддержали ее сотник со инеми, и она, на их руках вся облегшися», говорила со своими судьями. Зато, когда ее хотели насильно помазать миром, она «ста на ногах своих и приготовися яко борец». Митрополита Крутицкого, который хотел приподнять ей для помазания «треух» на голове, «великая отпхну» и гордо возразила: «почто дерзаеши неискусно, хощеши коснутися нашему лицу»? Даже тогда, когда патриарх «протяг руку свою, хотя ю знаменати на челе, преблаженная, яко храбрый воин, вельми вооружися на противоборца — супротивно ему руку протягши, отрину его и со спицею...» Жестоко расплатилась боярыня за такое сопротивление: ее волокли вниз по лестнице так, что она «все степени главою своею сочте». Вместе с сестрой княгиней Урусовой и Марией Даниловой их отправили- на "стряску"...


"И в первых приведена бысть ко огню Мария. И обна­жив до пояса, и руки назад завязали, и поднята на стряску, и снем с дыбы, бросили на землю.
И потом ведуще княгиню ко огню. И узреша покров треуха [т. е. матерчатое покрытие верхней части шапки], и реша мучители: «Почто тако твориши? Во опале царской, а носиши цветное!» Она же отвеща: «Аз не согреших пред царем». Они же содраша покров, а ей испод един вергоша, и обнаживше и ту до пояса, и поднята на стряску, рукам опако [крепко] связанным. И снемше со древа, вергоша и ту близ Марии.
Последи же приведоша ко огню и великую Феодору. И начат ей глаголати князь Воротынской многая словеса, глаголющи: «Что се сотворила еси? От славы в бесславие прииде! И кто ты еси, и от какого рода? Се же тебе бысть, яко приимала еси в дом Киприяна и Феодора юродивых и прочих таковых, и их учения держася, царя прогневала еси!» Добляя же отвеща: «Несть наше велико благородие телесное и слава человеча суетная на земли; иже изрекл еси, несть от них ничто же велико, зане же тленно и мимоходяше. Прочее убо, престав от глагол своих, послушай, еже аз начну глаголати тебе. Помысли убо о Христе, кто он есть, и чий сын, и что сотвори? И аще недоумеваешися, аз ти реку: той Господь наш, Сын сый Божий и Бог, нашего ради спасения небеса оставль и воплотися, и живяше все во убожестве, последи же и распятся от жидов, яко же и все от вас мучимы. Сему не удивлявши ли ся? А наше ничто же есть».
Тогда властели, видяще дерзновение ее, повелеша ю взяти и рукавами срачицы ее увиша по концех сосец, и руки наопако завязаша, и повесиша на стряску. Она же, победоносная, и ту не молчаше, но лукавое их отступле­ние укоряше. Сего ради держали ея на стряске долго, и висла с полчаса, и ременем руки до жил протерли. И сне­мше, и ту третию к тем же двема положиша. И сице им ругашеся бесчеловечно, оставиша их тако на снегу лежати нагим спинам их, и руки назад выломаны. И лежали часа три.
И иные козни творили: плаху мерзлую на перси кла­ли, и ко огню приносили всех, и хотеша жещи, и не жгоша. Последи же, егда вся козни совершили, и воставшим мученицам, и обнажение телесе покрыша две; третию же, Марию, положиша при ногах Феодоры и Евдокии, и биена бысть в пять плетей немилостивно, в две перемены: первое - по хребту, второе - по чреву. И думный Иларион глаголаше двема мученицама: «Аще и вы не покоритеся, и вам сице будет!» Феодора же, видя бесчеловечие, и многи раны на святей Марии, и кровь текущу, прослезися и рече Илариону: «Се ли християнство, еже сице человека умучити?» И посем развезоша их по местам в десятом часу нощи."

"ПОВЕСТЬ О БОЯРЫНЕ МОРОЗОВОЙ" читать целиком-http://www.semeyskie.ru/bibl_morozova.html

Конешно лестно, когда Морозову сравнивают с Жанной Д,Арк, но в их судьбах есть большие расхождения. Жанна была обречена на казнь, а у боярыни был выбор- перекрестись щепотью прилюдно и ВСЁ! Ты опять свободна, снова самая богатая женщина Руси, после царицы, дома крестись как хочешь, вот токмо авторитет царя поддержи с его справами.
Нынешний человек с трудом поймет её Веру, многие даже скажут- "ну что с неё взять? фанатичка!" , но я приведу одни из последних слов боярыни в землянной темнице (яме), ни как мифологической героини, а как живой девы-
«Раб Христов! — взывала замученная голодом боярыня к сторожив­шему ее стрельцу. — Есть ли у тебе отец и мати в живых или преставилися? И убо аще живы, помолимся о них и о тебе; аще ж умроша — помянем их. Умилосердися, раб Христов! Зело изнемогох от глада и алчу ясти, помилуй мя, даждь ми колачика». И когда тот отказал («Ни, госпоже, боюся»), она из ямы просила у него хотя бы хлебца, хотя бы «мало сухариков», хотя бы яблоко или огурчик — и все напрасно...