Παγκράτιο (mu_pankratov) wrote,
Παγκράτιο
mu_pankratov

Categories:

Сценки из Ветхого Завета-"Жертвоприношение на горе Гризим"

Оригинал взят у seagull_gull в Жертвоприношение на горе Гризим - варварство или духовность?
В религиозной практике вопрос жертвоприношений остается для меня самым спорным и трудно понимаемым. И лишь одна вещь облегчала дело - отсутствие в наши дни самих жертвоприношений. Поэтому читать религиозные тексты на эту тему было хоть и странным, но не шокирующим делом. И хотя с момента строительства Третьего Храма в Иерусалиме жертвоприношения вроде как должны возобновиться, в умах и сознании граждан это скорее туманная перспектива, чем планы на завтрашний день.

Вместе с тем, кто ищет, тот всегда найдет. И, сожалея о невозможности посмотреть на жертвоприношения в Храме, странно было бы отказаться от присутствия на пасхальном жертвоприношении в самаритянской общине. Сейчас я не хочу вдаваться в исторические подробности (про это достаточно написано в интернете), скажу лишь, что община самаритян насчитывает под 1000 человек и разбита на две части: одна проживает на горе Гризим около Шхема, вторая - в Хулоне. Самаритяне признают только Тору, отказываясь от Талмуда и всей раввинистической литературы. Также они не признают святость Храмовой горы в Иерусалиме, считая святой гору Гризим, на которой ранее стоял их храм, впоследствии разрушенный. Самаритяне весьма продвинулись в соблюдении заповедей иудаизма, однако считают себя "настоящими евреями", а всех остальных евреев - "не настоящими". Так как у них нет проблемы с разрушением Храма в Иерусалиме, община продолжает отмечать Песах согласно установленным Торой правилам и, разумеется, центральной частью празднования является пасхальное жертвоприношение.

Первая ассоциация, которая крутилась у меня в голове еще до начала действа, был мясной рынок. Десятки килограммов освежеванного мяса, бычьи головы, хвосты, мясные крюки и огромные тесаки, отблескивающие в лучах солнца и, как в масло, входящие в начинающую буреть плоть. Однако эта ассоциация быстро улетучилась, как только мы (да-да, все та же дружная компания меня и isr_max) прорвали три заградительных кордона и прорвались в зону шхиты - довольно большую территорию, на которой расположены зоны зарезания скота, кровостоки, основной жертвенник, а также персональные для каждого самаритянского клана ямы для туш баранов.





В эту яму, а также еще пять аналогичных, в конце церемонии на длинных шестах будут погружены туши зарезанных баранов. Там они будут печься 2,5 часа, а затем станут вкусной праздничной трапезой для 1000 человек. Всего в этот день было зарезано около 100 ягнят.



Соседние крыши, заборы, фонарные столбы и прочие поверхности, за которые можно было держаться, облепили пару тысяч человек. Вот на этой крыше буквально час спустя была замечена janataha, сармовская мадриха и искательница приключений.



Старшины общины. Отличаются по фескам и выражениям лиц. Самаритян из Хулона видно сразу, еще до начала разговора. Равно как и самаритян с Гризим, соседствующих со шхемскими арабами. В чем различие? Во внешности, в акценте, в знании иврита и арабского, а также в общекультурных ценностях. В принципе, все самаритяне - крайне доброжелательный и гостеприимный народ, однако на гризимских необходимость ежедневной скрытой конфронтации с арабами наложила определенный отпечаток, сделав их чуть более агрессивными и менее терпимыми к другим.



Спайдермен.





Из серии "Взгляд".















Макс любовно назвал этого агнца "кевес а-хатан" (баран-жених).



Это кровосток. По его краям кладут баранов, а затем перерезают им аорту таким образом, чтобы кровь стекала вниз. Несмотря на то, что самаритяне всегда рады гостям и интересующимся их образом жизни, действую они весьма осторожно. И на то есть свои причины. К крови пасхальных животных запрещено прикасаться неевреям, и именно поэтому в зону шхиты (зарезания баранов) стараются никого не пускать без специального разрешения. Большинство присутствующих старается с уважением относиться к происходящему там, однако бывали в их истории и исключения. Так, пару лет назад несколько арабов из Шхема, прийдя к самаритянам в гости на Песах, через секунды после шхиты спрыгнули в кровосток, демонстративно потоптавшись в крови ногами и осквернив, тем самым, самаритянам всю праздничную программу. После этого они стали осторожнее относиться не только к арабам, но и просто к гостям.







После того, как главный самаритянский коэн прочел молитву, ягнят надежно зафиксировали и приготовили ножи, все начинают ждать восхода первой звезды. И буквально через секунду после ее появления на небосводе, ручьи жертвенной крови потекут по камням вниз, в кровосток. Я была готова к тому, что все будет происходить очень шумно, с блеянием, падающими в обморок барышнями и плачущими детьми. Однако между моментом, когда коэн дал разрешение на начало шхиты и тем, когда все было кончено, прошла секунда. И это была самая бесшумная секунда всей церемонии: не было произнесено ни звука, ни шороха, но сотней человек было сделано лишь одно, абсолютно синхронное движение в гробовой тишине. И как израильский  шумный День независимости наступает через мгновение после вяжущего безмолвием Дня памяти, так и здесь секундный вакуум практически мгновенно сменился радостными криками, объятиями и поцелуями.



Что я почувствовала в этот момент? Практически ничего. Было ли мне страшно? Нет. Брезгливо? Практически нет. Мое сердце разорвалось от жалости к сотне симпатичных ягнят, еще час назад сбивавшихся в кучу и в страхе прижимавшихся друг к другу? Тоже нет. Что же было? Ничего. Ничего кроме ударившего со всех сторон запаха крови и плоти, которую минуту назад покинула жизнь. Запах, который некоторые люди не ощущают никогда в жизни, однако который, я уверена, сидит глубоко во всех нас еще с тех самых времен, когда  мы были хищниками, а нас не испортил кариес и кухонный комбайн с насадками для фруктов.



Когда-то давно у нас не было PETA и наши предки еженедельно закалывали скот не только для еды, но и для ублажения своих богов. Чего в этом больше: животного или духовного? Я не знаю. Однако самаритяне, которые еще час назад называли нас "немного варварами", в секунду перерезающие горло сотне баранов огромным лезвием и целующие после этого своих детей, оставляя на их лицах отпечатки крови, вызвали у меня, всегда переоценивающую значимость маскулинности, чувство... Черт его знает, какое чувство. Правильности происходящего именно для этих людей именно в это время.



Все, кто принимал участие в ритуальном зарезании скота, были одеты в белоснежные комбенизоны и белые резиновые сапоги. К концу вечера их одежда была такой же красной, как этот странный банных халат на фото. Что я чувствовала, глядя в глаза улыбающемуся мне мужчине, чья одежда была алой от пятен свежей крови, поигрывающему кистью огромным ножом с потеками запекшейся крови? Глупо было бы приплетать сейчас сюда какой-то фрейдизм, однако так же глупо отрицать, что в массовом жертвоприношении он полностью отсутствует.



Дабы никто не подумал, что пасхальное жертвоприношение у самаритян напоминает массовую бойню и пляски в крови, скажу, что хотя комбинезоны они и не меняли, однако руки, ножи, крючья и вся прочая снаряга были практически сразу тщательно вымыти и аккуратно упакованы в чехлы. И лишь на лбах детей и женщин оставались мазки крови в качестве напоминания о известной библейской истории.



Через 30 минут после шхиты все туши были разделаны, освежеваны, а внутренние органы животных уложены на основной жертвенник. Еще через 5 минут его пламя поднялось на пять метров, а в воздухе повисла завеса дыма, гари и смеси запахов внутренностей, листьев и веток.



У каждой жертвенной ямы были разложены снятые с баранов шкуры - жир, стекающий вниз, поднимал внутреннюю температуру. Таким образом эту своеобразную печь готовят для погружения туш скота, чтобы те быстрее приготовились.



После шхиты все ворота открыли и желающие смогли пройти вовнутрь. Вот тогда там и началось настоящее смертоубийство.



Четырехметровые колья играют роль своеобразного шампура - на него нанизывается туша барана и опускается в печь.





Все, как у людей: пищевод (или трахея?), легкие, печень.





После погружения кольев с тушами в печь, ее накрывают специальной крышкой и засыпают мокрым песком, воздавая внутри своеобразную духовку. Огонь из-за отсутствия доступа кислорода быстро гаснет и туша печется на углях. Через 2,5-3 часа трапеза будет готова и продолжится всю ночь.


Tags: дорожное, ереси, интересно
Subscribe

  • Валентина до...

    16 июня 1963 года, советский космонавт Валентина Терешкова стала первой женщиной в Космосе. Немного фото, до ентого звездного взлета из…

  • Ярославль одним днем.

    Каникулы заканчиваются,решили мы до Ярославля прокатнуться. С нами еще две семьи поехало, они были впервые. Пришлось их по центру поводить, ну и само…

  • Фото дня.

    Сгоняли на пару дней. Завтра фото разберу.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments